Черный пиар против Назарбаева щедро оплачивает Кенес Ракишев

15.05.2019 12:00
shadow

Кенес Ракишев мечтает стать серым кардиналом постназарбаевской эпохи
Назарбаев ушел. Да здравствует Кенес Ракишев?
Черный пиар против Назарбаева щедро оплачивает Кенес Ракишев
Кенес Ракишев –слуга Назарбаева, мечтающий стать господином
Пешка Кулибаева Кенес Ракишев возомнил себя ферзем

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ушел в отставку. Понятно, что власть в стране он от себя не отпустит, но в теории ему сейчас самое время проверить свой пенсионный фонд. Его формированием, как формированием заграничных активов зятя Назарбаева Тимура Кулибаева, занимался бизнесмен Кенес Ракишев. Делал он это крайне плохо. Проблема в том, что сотрудничать с Ракишевым соглашаются преимущественно международные авантюристы.
Решил Ракишев в очередной раз с «успехом» вложить средства и тут на его пути повстречалась «веселая» компания: специалист по выводу средств в «налоговые убежища» Джей Джонстон, его «правая рука» Франческо Пиованетти и участник любительских гонок на Ferrari Майк Зои. Они «впарили» Ракишеву долю в компании Net Element, тот сразу объявил об очередном своем успешном вложении средств. На деле оказалось, что Net Element собран из множества интернет-ресурсов, включая сайт актера Каана и музыкальный сервис с контентом Игоря Крутого. Все интернет-компании Net Element оказались провальными. Цена акций компании стремительно падала на бирже. Чтобы как то выкрутится, Ракишев решил купить и присоединить к Net Element производителя процессора кредитных карт Unified Payments, который принадлежал Олегу Фиреру. Последний так понравился Ракишеву, что он его сделал генеральным директором Net Element.
На деле Фирер оказался сыном выходцев из Одессы, который был весь в долгах и в судах из-за прошлого неудачного бизнеса. Он набрал кредитов, на которые открыл сеть магазинов, торгующих порнографическими изданиями. Благодаря сделке с Ракишевым и новой работе, Фирер не только расплатился с долгами, но и пересел в новенький "Бентли".
А цена акций Net Element продолжала падать.
Чтобы как-то оправдаться перед Назарбаевым и Кулибаевым, Ракишев начал сотрудничать с, как ему казалось, «монстрами» американского бизнеса – руководителями Platinum Partners Мюрреем Хуберфельдом и Марком Нордлихтом. Кенес даже организовал Нордлихту визит со всеми почестями в Казахстан, где представитель Platinum Partners встречался с Кулибаевым и обсуждал возможности инвестирования казахских средств. А вскоре в США Хуберфельд и Нордлихт были арестованы. Хуберфельда - по обвинению в подкупе главы профсоюза, чтобы он положил пенсионные деньги в Platinum, Нордлихту были предъявлены обвинения в том, что Platinum пытался осуществить мошенничество на миллиарды долларов.
Почему же серьезные банки и предприниматели не сотрудничают с Ракишевым? Это становится понятно из переписки бизнесмена, которая утекла в Сеть и есть в распоряжении Rucriminal.info. То, что его ящик был взломан на суде в США под присягой подтвердил и сам Ракишев.
Когда дела у Net Element стали совсем плохи (а компания из года в год генерировала убытки), Ракишев распорядился взять кредит у IFC - подразделения Всемирного банка. 20 ноября 2013 года топ-менеджер Net Element Тим Гринфилд пишет представителю IFC Каю Мартину письмо следующего содержания:
«Кай, мы с Олегом (Фирер-Ред.) с удовольствием встретились с вами и вашей командой и с нетерпением ждем продолжения диалога. Пожалуйста, найдите ниже ссылку на презентацию, которую мы провели. Мы завершаем разработку финансовой модели, которой вскоре поделимся с вами».
Ответ от Кая Мартина приходит только через шесть дней. И он неутешительный:
«Тим,
Спасибо за ваш визит и презентацию. Мы с удовольствием узнали о вашем бизнесе и считаем, что это интересная возможность.
К сожалению, ваш инвестор из Казахстана управляет деньгами семьи президента, и мы не можем инвестировать с ними (из-за нашего мандата). Я уверен, что они являются самым лучшим инвестором в своей части мира, но нам не разрешено инвестировать с людьми с политическими рисками.
Мы по-прежнему заинтересованы обсудить возможность сделать что-нибудь с SafetyPay, если это вас тоже интересует. Извините, что нет новостей получше.
Кай»
Тим Гринфилд сразу пересылает это письмо Олегу Фиреру, а тот отправляет его Ракишеву и сопровождает таким сообщением:
«Привет, Кенес. Я работал со Всемирным банком в отношении кредита и инвестиций в NET, после выполнения проверки они отправили мне по электронной почте свой ответ сегодня утром, пожалуйста, дайте мне знать, если их выводы верны, чтобы я мог действовать соответственно».
Ракишев в своем ответе Фиреру крайне немногословен: «Что это значит?».
Фирер, как следует из документа, оказавшегося у Rucriminal.info, начинает оправдываться: «Я понятия не имею , просто передал вам, что Всемирный банк говорит, что вы связаны с президентом Казахстана путем управления его деньгами. если это правда, это нормально, я хочу вернуться к ним и либо согласиться, либо не согласиться и сказать, что это не правда».
На этом тема о получении кредита у Всемирного банка сошла на нет. Поскольку то, что написал Кай Мартин абсолютная правда.
И становится понятно, почему серьезные бизнесмены и банки не хотят сотрудничать с Ракишевым. Во-первых, это не его деньги. Во-вторых, работать со средствами Назарбаева опасно. Он может перестать быть президентом (что и случилось) и тогда возникнут серьезные финансовые риски. Еще хуже то, что эти деньги в любой момент могут объявить «грязными» и незаконно выведенным из Казахстана.

КРИПТО АФЕРА «SIRIN LABS TOKEN» КЕНЕС РАКИШЕВ И МОШЕ ХОГЕГА В ДОЛЕ

На рынке появилась интересная «монетка» — Сирин (SRN). По информации newspot, это так называемый «жетон», т.е. средство сбора начальных средств для какого-то проекта. Вкладывающие в эти жетоны (token) деньги инвесторы верят, что проект будет реализован и соответственно, они получат значительную прибыль. Не привлечь нашего внимания Sirin Labs Token не мог, так как за ним стоят два титана современной IT-индустрии: Моше Хогег, чьим единственным реальным успехом стала программа «Йо!», которая позволяет… сказать «Йо!» и Кенес Ракишев, создающий девичьи блокчейны. Если реальный мир помнит Ракишева, как любителя третьесортных красоток наподобие Челси Перейры, то криптоиды знают совсем иного Кенеса. Итак, К. Ракишев взялся за Токены.
Суть процесса ICO в простой аналогии
Сейчас я поясню, что такое ICO, на пальцах. Берем кусок обоев, режем ножницами на 10.000 маленьких квадратиков. Пять тысяч оставляем себе. Пять оставшихся тысяч мы раздаем своим друзьям, за очень незначительные деньги. Если они спросят, зачем нужны эти бумажки, мы скажем — это билеты в цирк! «Но когда же приедет этот цирк?» — спросят они. «Вот когда приедет — тогда это и будут билеты в этот цирк», скажем мы загадочно подмигнув. Да всего-то делов, стоят-то один цент. Обратите внимание «капитализация» вашего проекта в настоящий момент составляет ровно сто долларов.
Потом мы говорим товарищу А — «слушай, я что-то.. в общем продай мне обратно эти билеты, заплачу вдвое». Он продает. На табло светится цифра — цена билета составила 0,02. «Ого, это рост в два раза, надо прикупить этих чудесных билетов» — решает сообразительный товарищ Б. И покупает билеты, но в процессе покупки стоимость их переваливает за четыре цента.
Потом мы снова покупаем у товарища. Но делаем несколько хитрее, чем в первый раз. Теперь мы продаем ему, а он — через некоторое время — нам. «Оборот ICO жетонов SRN» составил семь миллионов долларов!». Цена же составила, скажем, один доллар.
Обратите внимание, что то, что SRN сдулся до неприлично малых размеров вовсе не значит, что его не ожидает очередная прокачка. Так что владельцы, не унывайте — счастье еще заглянет в ваши сырые казематы)
Рынок заходит на параболу — «я купил за цент и теперь богат». Следует интервью с счастливыми инвесторами. В результате что там с нашей капитализацией? А вот что — она составляет уже десять тысяч долларов против ста долларов в начале аферы. Но у нас есть, в общем 5000 «своих» бумажных билетиков. Спрос на них есть — и мы их потихоньку продаем. Получая за них реальные деньги. Когда процесс насыщения завершится и спекулянты начнут потихоньку выводить свою прибыль — процесс остановится. Когда поймут, что «кто последний тот и пойдет в цирк на все деньги» — будет обвал.
На пике славы «Сирин» имел капитализацию в 357 миллионов долларов. При этом затраты были сопоставимы с куском обоев, ножницами и бумагой. И много-много рекламы, да.
Кенес Ракишев и его Sirin Labs Token
Это не исключительное свойство Sirin Labs Token Кенеса Ракишева. Этот принцип лежит в основе всех — я сказал именно так — акций, облигаций, ценных бумаг, монетарных систем и прочей ерунды, которую люди считают такой «настоящей», «неигрушечной».
Не верите? Возьмем акции Apple (AAPL). Капитализация этих акций, учитывая сколько их выпущено в оборот и какова их цена, составляет 849 с небольшим миллиарда долларов. Продать их по этой цене во исполнение капитализации невозможно. Их цена, в случае продажи упадет на треть, на половину и в конце составит 0.01. Так что не верьте аргументам противников крипты, что мол она ненастоящая: все ненастоящее.
Почему рынок криптовалют — это правдивая пародия?
Криптовалюты, а SRN является таковой в сегменте ERC-2 (контрактная валюта на основе Etherium), просто гораздо более динамично растут — и столь же динамично валятся. Почему?
Прежде всего потому, что биржи, на которых происходит торговля ими не регулируемы. И приемы торговли, за которые на «реальной» бирже, ну к примеру на NYSE, расстреляли бы из огнемета на заднем дворе, числятся как вполне легальные. Точнее, нелегальных приемов вообще нет. Что обрушивает на инвесторов все изобретения в области манипуляции ценой, изобретенные человечеством начиная с первой сделки на Земле. Биржи криптовалют переполнены неумелыми инвесторами, роботами, накачивающими и сбрасывающими коллективами. Появление любой мало-мальски известной валютки на бирже гарантирует ей веселую жизнь, особенно, если ей еще помочь.
Как? Путем создания роботов, которые торговали бы сами с собой, имитируя объем и флуктуации цены. Путем засылки провокаторов и агитаторов, которые будут кричать, что завтра-послезавтра будет «полет на Луну». Ну и наконец просто появлением спекулянтов из коллективов — кстати, с ними вполне можно договариваться, чтобы они пришли.
Мировые гастроли цирка SRN и его директора Кенеса Ракишева
Так что, нет разницы между плохими «жетонами» и «хорошими»? Если все они подвергаются одним и тем же манипуляциям — то все равно?
Не вполне. Вернемся к нашей модели, когда мы резали обои ножницами. Разница в том, приедет цирк или нет. В случае с Sirin все относительно просто. Тот цирк, который обещают в релизе Sirin Labs Token точно не приедет. В самом описании системы, для финансирования которой предложен SRN Ракишева, содержится совершенно отфонарный бред.
Как например выглядит такое обещание — «Проблемы низкого заряда решены — заряд можно купить у другого пользователя FINNEY™»? Я могу купить заряд у другого пользователя Finney™? За SRN? Т.е. вот например, в лесу? В степи? В городе? И он волшебным образом мне даст его? Или по проводам? А если по проводам, то зачем мне платить Сирином? Что, вот такие все жлобы и нет розеток? Или нет батарей?
Все, что написано про чудо-сирина мы уже где-то видели. Это все тот же чудо-телефон, который провалили в первый раз. Но теперь к чудо-фону приписали еще и чудо-программы, заряжающие воду на расстоянии, что твой Алан покойный Чумак. Правильный маркетинговый ход — если предыдущая затея оказалась сказкой, то для следующей нужно просто сказок побольше.
Цирк не приедет, однако.

Фейковые достижения Кенеса Ракишева. Как бизнесмен выдал за успех гигантские инвестиции в сайт Игоря Крутого

Многих насторожила небывалая PR-активность Кенеса Ракишева в Казахстане, Украине, России и в Европе. Он оплачивает десятки положительных материалов о себе самом, о компаниях, где он числится владельцем. В купленных им материалах, Ракишева называют успешным венчурным инвестором, фактически финансовым гением из Казахстана. Делается это, как для создания положительного мнения в бизнес-сообществе, так и для других целей. В первую очередь «заказухи» рассчитаны на «верхушку» Казахстана, ближайшее окружение президента Нурсултана Назарбаева, чьи средства в реальности и инвестирует Ракишев. В новом цикле публикаций, мы расскажем об инвестиционных «достижениях» бизнесмена. Как Ракишев вложил деньги своих старших партнеров в откровенной фейковый проект и до сих пор пытается выдать его за успешный. При этом, что цена акций компании упала с 1000 до 10 долларов, а сама структура обрастала убытками на сотни миллионов долларов.
В переписке, которую Ракишев ведет с Данияром Ашимбаевым (штатным PR-щиком «верхушки» Казахстана) они обсуждают и «заказные» статьи с такими громкими заголовками, как : «Первый казах на Nasdaq». Речь идет о выходе на эту биржу компании бизнесмена Net Element. Смысл публикаций прежний: «успешный венчурный инвестор» и т.д. rucriminal.info с помощью публикаций западных аналитиков расскажет правдивую историю Net Element.
В реальности за этой компании стоит не только Ракишев, а весьма забавная публика - налоговые маркетологи, воры с Уолл-Стрит, финансист порнографии, эксперт CNBC Джон Наджарян и актер из «Крестного отца» Джеймс Каан, глава компании, базирующейся в Майами, который также является послом Гренады в России. В истории Net Element времен Ракишева есть и участие в хедж-фонде Platinum Partners, который затем рухнул, когда его боссы Мюррей Хуберфельд и Марк Нордлихт были арестованы и обвинены отмывании миллиардов долларов.
С момента своего дебюта на Nasdaq, который так широко освещался в проплаченных материалов, акции Net Element рухнули с $ 1075 до $ 10, поскольку «успешный инвестор, умудрился накопить убытков на $ 165 млн .
«Я был инвестором с самого начала, с первого дня торгов Nasdaq», - сетовал Ракишев изданию Barron's . «Рыночная капитализация за первый день составила почти 300 миллионов долларов. Сегодня у нас менее 40 миллионов долларов. Я чувствую, что это несправедливая оценка».
Историю Net Element можно узнать, изучив сотни электронных писем между ее председателем правления Ракишевым и деловыми партнерами компании, которые были анонимно опубликованы в Интернете в 2015 году. Электронные письма Ракишева были среди тысяч других, принадлежащих казахской элите, которые, по мнению правительства страны, были похищены. Ракишев обратился в окружной суд США, пытаясь запретить журналистам использовать «утекшие» в Сеть письма, но получил отказ. Часть этих писем уже публиковали, однако значительные объемы еще обрабатываются нашими журналистами и будут преданы огласке в ближайшее время.
Истоки «дутого» проекта Net Element стоит искать в 2010 году, как компания Cazador Acquisition собрала 46 миллионов долларов от разных инвесторов для создания или приобретения хорошего бизнеса. За Cazador Acquisition, стоял ее исполнительный директор Джей Джонстон, имеющий опыт работы на развивающихся рынках в Deutsche Bank и в Gramercy Advisors.
Также Джонстон известен, как специалист по выводу средств в «налоговые убежища». Как-то были арестованы все связанные с ним бухгалтеры и юристы, но Джонстон и его «правая рука» Франческо Пиованетти остались на свободе.
И вот в 2012 году Cazador нашел бизнес для покупки на средства инвесторов: интернет-компанию в Майами под названием Net Element, принадлежавшую Майку Зои, с которым Пиованетти познакомился на любительских гонках Ferrari.
Майк Зои собрал Net Element из множества интернет-ресурсов, включая сайт актера Каана и музыкальный сервис с контентом Игоря Крутого. И вот эти, весьма сомнительные персонажи, Зои и Пиованетти убедили Кенеса Ракишева купить 28% акций Net Element и зарегистрироваться в качестве ее президента. Позже казахский бизнесмен увеличил пакет.
Когда Net Element дебютировал на Nasdaq в октябре 2012 года, газеты отмечали его как "первого казаха на Уолл-Стрит."
Но интернет-компании Net Element оказалась провальной. Поэтому в марте 2013 года Net Element заявила, что купит процессор кредитных карт под названием Unified Payments, который был тут же объявлен "самой быстрорастущей компанией" в США с темпами роста 23.646%. Об этом сообщил исполнительный директор компании, занимавшейся Unified Payments, Олег Фирер. Фирер- сын иммигрантов из Одессы, никому неизвестный персонаж. Однако, Ракишев сразу сделал его генеральным директором Net Element, В результате сейчас Фирер ездит в свой офис в Майами на "Бентли".
Отчеты по ценным бумагам показывают, что в реальности бизнес Фирера по обработке платежей был обременен налоговыми залогами и нуждался в наличных средствах на момент приобретения Ракишевым. Примерно через месяц после покупки Net Element «успешного» бизнеса по обработке платежей финансовый директор компании написал Ракишеву: "У нас закончились средства». Четыре дня спустя уже Фирер написал Ракишеву, что Net Element не сможет выплатить зарплату сотрудникам уже на следующей неделе, если президент (то есть Ракишев) не найдет дополнительный капитал. В результате за 2013 год чистая выручка Net Element составила всего 19 млн. долл. США, а убыток-49 млн. долл. США.